Введение

В истории советской дипломатии были и остаются проблемы, не получившие, по ряду причин, должного освещения в отечественной историографии. В частности, недостаточно изученными остаются вопросы, связанные с оформлением и реализацией внешнеполитических приоритетов советского руководства в 30-е гг. Внимание большинства исследователей привлечено к проблеме советско-германских отношений в 20–30 гг., а также к напряженной международной ситуации, которая сложилась накануне второй мировой войны. Достаточно сильным при оценке действий советской дипломатии в 30-е гг. является влияние штампов периода «холодной войны», как, например, «козни Коминтерна», «интриги Сталина и Гитлера», «сговор с агрессором» и т.д. Появившиеся в последнее десятилетие работы Л.Н. Нежинского, Л.А. Безыменского, С.З. Случ, З.С. Белоусовой, Г.А. Бодюгова позволяют по-новому взглянуть на механизмы принятия внешнеполитических решений советским руководством в отношении «капиталистического окружения».

Условия возникновения Советского государства в рамках мировой и гражданской войн, активного участия в этом процессе значительного числа иностранных государств, и особенности большевистской идеологии с приоритетом в постановке задач общемировым устремлениям, во многом обусловили цели и средства внешней политики СССР в 20–30-х гг. С одной стороны, будучи порождением мирового революционного кризиса, Советская Россия ориентировалась на разрешение мировых проблем, что проявилось в идее «мировой социалистической революции». Наиболее отчетливо эта линия видна в активной поддержке и руководстве советскими лидерами международной коммунистической организации – Коминтерна. С другой стороны, СССР являлся наследником Российской империи с ее очевидными национальными и государственными интересами, защита которых являлась естественной функцией всякого государства. Осуществление этой функции входило в задачу и политической системы СССР. Естественно, что наибольшее место в определении средств и методов ее решения принадлежало внешнеполитическому ведомству – Народному Комиссариату по иностранным делам (НКИД). Естественно и то, что интересы государственные и цели, вытекающие из идей «мировой революции», лежали в разных плоскостях, нередко противореча друг другу. Поэтому внешняя политика СССР оказывается внутренне противоречивой: «коминтерновская» и «нкидовская» линии в ней находятся в состоянии едва ли не постоянной борьбы. Целью данной курсовой работы является рассмотрение внешней политики СССР в 1930-х гг. Задачи данной курсовой работы:

1. Рассмотреть внешнеполитические связи СССР в 1930 гг.

2. Рассмотреть «друзей» и «врагов» СССР в 30-е гг.

3. Рассмотреть пакт о ненападении и советско-германский договор 1939 г.

4. Рассмотреть войну с Финляндией и определить её значение для страны.

Общественно-политическое и национальное движение. Национальное угнетение
В развитии украинской капиталистической нации переплетались между собой две тенденции — пробуждение национального движения и укрепление межнациональных отношений. Это обусловливалось, во-первых, ростом национального самосознания, которое противостояло эксплуататорской политике русского царизма и австро-венгерской монархии и, во-вторых, ...

Б.Н. Чичерин об абсолютной форме правления
В принципе Б.Н. Чичерин был сторонником конституционной монархии и рассчитывал на будущее самоограничение царской власти. В книге «О народном представительстве» Чичерин, ничуть не пытаясь обойти острые углы, открыто признавал, что «пока власть независима от граждан, [личные] права их не обеспечены от ее произвола», а потому «политическа ...

Церковь и государство в XIV-XVIII вв.
Во второй половине XIV в. в северо-восточной Руси усилилась тенденция к объединению земель. Центром объединения стало Московское княжество, выделившееся из Владимире-Суздальского еще в XII в. Ослабление и распад Золотой Орды, развитие экономических междукняжеских связей и торговли, образование новых городов и укрепление дворянства как ...