Заключение

Исследователям, которые изучают историю советско-германских отношений, приходится учитывать, во-первых, появление новых документов, которые проливают свет на эту проблему. В частности, в сборнике документов «Фашистский меч ковался в СССР» убедительно доказано, что в 20-е гг. советское руководство помогло Германии создать свои вооруженные силы в обход Версальского договора. Во-вторых, приходится учитывать влияние западной историографии, которая основную вину за развязывание второй мировой войны возлагает либо на СССР, либо на А. Гитлера и И.В Сталина одновременно.

Подобные взгляды высказываются в частности, в недавно вышедших работах Н. Верта, в которых вся внешняя политика СССР в 30-е гг. подается под углом дестабилизации положения в Европе и попустительства агрессору, и особенно работа В. Суворова «Ледокол», которая имеет характерный подзаголовок «Кто начал Вторую мировою войну?» и своим содержанием подводит к однозначному ответу на этот вопрос. Указанные два обстоятельства повлияли на работы М.И. Семиряги. Г.Л. Розанова, Л.А. Безыменного. О.А. Ржемевского, А.М. Самсонова, А.О. Чубарьяна и других исследователей, посвященные анализу внешней политики СССР накануне второй мировой войны. Заслуживают внимания исследования В. Петрова, А. Донгарова, об обстоятельствах советско-финской войны 1939–1940 гг., В. Абаринова о трагедии в Катыни, В.А. Парсадоновой, о взаимоотношениях между СССР и территориями, которые отошли к нему по советско-германскому пакту 1939 г. Именно этот пакт и политика СССР после его заключения требуют взвешенного анализа исследователей не на основе идеологии, а на основе объективного изучения фактов и шагов, предпринятыми всеми субъектами международных отношений. На рубеже 20–30-х гг. во внешней политике СССР произошли такие же радикальные изменения, что и внутри страны. Полностью изменилось руководство НКИД и Коминтерна, перед которым была поставлена основная задача – обеспечить благоприятные влияние условия для построения социализма в СССР. Нужно было предотвратить угрозу втягивания СССР в международные конфликты, а также максимально использовать выгоды экономического сотрудничества с развитыми странами Запада. В связи с изменением приоритетов во внешней политике деятельность Коминтерна рассматривалась как второстепенная сравнении с деятельностью НКИД, во главе которого был поставлен М.М. Литвинов, известный своими симпатиями к западным демократиям. Но впоследствии, деятельность СССР на дипломатической арене в середине 30-х годов получила название «политика коллективной безопасности». Ее эффективность в предотвращении угрозы мировой войны высоко оценивалась официальной советской историографией и подвергается сомнению в современной литературе.

Следует, однако, учитывать, что политика коллективной безопасности зависит от позиции всех сторон, участвовавших в ее выработке. Важно определить степень заинтересованности этих сторон в создании такой системы в Европе. СССР понимал надвигающуюся на мир угрозу войны и свою неготовность к ней в то время. Поэтому в искренности его усилий не стоит сомневаться. Однако без попустительства Германии со стороны стран Запада были бы невозможны ремилитаризация Рейнской области, война в Испании и победа фашизма в ней, аншлюс Австрии и оккупация Чехословакии. Призывы СССР к обузданию агрессора в Лиге Наций можно рассматривать как демагогию, но нельзя не замечать складывание блока агрессивных государств на основе антикоминтерновского пакта и подписание Мюнхенского соглашения.

Учитывая крах своей дипломатической деятельности, СССР вынужден был обратить внимание на ситуации, которая складывалась вблизи его границ. Положение на дальневосточных рубежах приелось исправлять военным путем в сражениях с Японией на озере Хасан и в районе Халкин – Гола, угрозу, которая надвигалась с Запада, приходилось решать дипломатическим путем сначала в переговорах с западными демократиями, а затем и со страной, которая представляла непосредственную угрозу СССР. Обстоятельства, приведшие к заключению советско-германского договора о ненападении, а также его влияние на международные отношения в настоящее время известны хорошо, и вряд ли можно ожидать каких-то новых документов по этим вопросам. Их трактовка зависит от позиции, которую занимает исследователь, характеризуя советскую внешнюю политику. Мнения по этому вопросу кардинально расходятся у различных исследователей, и они базируются на политических симпатиях и антипатиях, а не объективном анализе фактов.

Европейская внешняя политика СССР прошла в 30-е годы три этапа: до прихода в Германии нацистов наблюдалась преимущественно прогерманская ориентация; с 1933 по 1939 гг. преобладала «продемократическая» линия: ориентация на союз с Англией и Францией, попытки создания системы коллективной безопасности; с 1939 по 1941 гг. вновь возобладала прогерманская линия, которая привлекла Сталина возможностью существенно расширить территорию СССР за счет раздела Европы на «сферы влияния».

Султан
К этому абсолютному монарху принято обычно применять титул арабского происхождения — султан, но уместно также использовать персидский титул — шах или, лучше, падишах, как, впрочем, и тюркско-монгольский — хан. Это множество титулов отражает различные политические традиции, с которыми связывали себя османы. Сюда можно было бы добавить и ...

Голодомор і сьогодення
Указом Президента України від 31 жовтня 2001 року в нашій країні щорічно відзначається День пам'яті жертв голодомору та політичних репресій. Але сьогоднішній рік має особливе значення, адже рівно 70 років тому Україна зазнала однієї з найстрашніших трагедій у своїй історії - голодомору 1932-33 років. "Читати українську історію тре ...

Процессы феодализма в VII-VIII вв.
Классический пример раннефеодального общества на завоёванной германскими племенами территории Западной Римской империи представляло общество франков, в котором разложение первобытно-общинного строя было ускорено в результате влияния римских порядков. В исторических памятниках имя франков появилось, начиная с III в. В результате завоева ...