Введение

Интерес к историческим личностям - императорам, полководцам, политикам, - был всегда. Но в советское время историков привлекали прежде всего деятели революционного движения, боровшиеся с самодержавием и его правительствами. О царях, королях, императорах отзывались, в основном, лишь негативно. В последние годы этот перекос преодолевается: появились статьи, книги, подробно анализирующие воспитание, образование, взаимоотношения в семье, формирование характера, личность российских самодержцев.

Вряд ли найдется в российской истории более одиозная фигура, чем Николай I. Историки единодушно считают его царствование периодом самой мрачной реакции. "Время Николая I - эпоха крайнего самоутверждения русской самодержавной власти, в самых крайних проявлениях его фактического властвования и принципиальной идеологии", - так характеризует николаевское царствование видный либеральный историк А.Е. Пресняков. Образ "жандарма Европы", "удава, 30 лет душившего Россию", "Николая Палкина" встает перед нами со страниц произведений А.И. Герцена, Н.А. Добролюбова, Л.Н. Толстого. При имени Николая I в памяти всплывают хрестоматийные строки из "Былого и дум": "Он был красив, но красота его обдавала холодом; нет лица, которое бы так беспощадно обличало характер человека, как его лицо. Лоб, быстро бегущий назад, нижняя челюсть, развитая за счет черепа, выражали непреклонную волю и слабую мысль, больше жестокости, нежели чувственности. Но главное - глаза, без всякого милосердия, зимние глаза". Казалось бы, все ясно в этом цельном прямом характере, раз и навсегда дана оценка исторической роли Николая I. Но не все так просто.

Со второй половины XIX в. и особенно после октябрьского переворота 1917 г. начали раздаваться голоса русских историков и философов: И. Ильина, К. Леонтьева, И. Солоневича, по-иному оценивших личность Николая I и значение его царствования для России. Они видели в нем "рыцаря монархической идеи", "первого самодержца после Петра", сумевшего удержать империю на путях ее самобытного исторического развития, несмотря на разгоравшееся в Европе пламя революций. Наиболее последовательно этот взгляд выражен в сочинениях философа К.Н. Леонтьева, назвавшего Николая I "истинным и великим легитимистом", который "был призван задержать на время. всеобщее разложение", имя которому - революция. Так кем же был самодержец, чье имя неразрывно связано с целой эпохой в политической, общественной и культурной жизни России - "душитель свободы" и деспот или же его личность заключала в себе нечто большее? Ответ на этот вопрос тесно связан с тем спором о судьбах России, о путях ее развития, о ее прошлом и будущем, который не затихает уже третье столетие.

Концепции социалистического аншлюса и Дунайской Федерации
Крушение Австро-Венгрии и образование на ее территориях новых независимых государств поставило австрийских социалистов перед необходимостью смены идеологических ориентиров в национальном вопросе. Они вынуждены отказаться от защиты идеи целостности Австро-Венгрии, разработав ряд новых концепций, в частности, концепцию "социалистичес ...

Начало коллективизации.
В1929 году, торжественно провозглашая начало великого перелома в социалистическом строительстве и обосновывая его целесообразность, И.В. Сталин обещал, что крупное колхозное и совхозное земледелие "будут проявлять чудеса роста", что "практика" колхозов и совхозов опровергнет возражения "науки" относительно ...

Фактическое начало блокады
По данным на 1 января 1941 года, в Ленинграде проживало чуть менее 3 миллионов человек. Для города был характерен более высокий, чем обычно, процент нетрудоспособного населения, в том числе детей и стариков. Его отличало и выгодное военно-стратегическое положение, связанное с близостью к границе и оторванностью от сырьевых и топливных б ...