Заключение
Страница 1

Со времени открытия для науки Лаврентьевская летопись постоянно привлекала внимание историков. Ею широко пользовался (наряду с двумя другими «харатейными» летописями — Летописью Новгородской первой по Синодальному списку и Троицкой) Н. М. Карамзин в «Истории государства Российского» (именуя ее «Пушкинской» — по имени владельца). До конца XIX в. исследователей летопись особенно привлекала ее начальная часть — содержащаяся в ней Повесть временных лет в редакции Сильвестра. Первой работой, посвященной ей в целом, было исследование И. А. Тихомирова, пытавшегося определить отдельные источники— «сказания» и «походные заметки»; он пришел к заключению, что в Л., «кроме Повести временных лет и южнорусских летописей, вошли известия, записывавшиеся сначала по преимуществу во Владимире (до смерти Всеволода III), а потом в Ростове, Суздале и Твери; есть также несколько известий костромских и ярославских, переяславских и рязанских».

Двойственное — владимирское и ростовское — происхождение Л. сказалось и на Повести о нашествии Батыя 1237—1239 гг. Рассказ этот состоит из различных элементов — владимирских и ростовских записей (двойственное происхождение привело к тому, что о некоторых событиях здесь рассказано дважды), литературных «общих мест», особого рассказа о гибели ростовского князя Василька Константиновича и т. д. Объединение этих различных элементов в единый рассказ могло произойти в разное время: вскоре после завоевания, когда Владимир был разгромлен и центр летописания перенесен в Ростов, в 80-х г. XIII в., когда, по-видимому, были соединены в общую летопись владимирские своды конца XII в. и начала XIII в. (отразившиеся в Радзивиловской летописи), или в 1305 г. при создании оригинала Л. Представляются неубедительными попытки датировать этот рассказ концом XIV в. — временем написания списка Лаврентия. Реконструкция текста Троицкой летописи позволяет с достаточной уверенностью утверждать, что рассказ о нашествии Батыя совпадал в ней с Л. Если бы мы предполагали, что рассказ Батыя создан в 1377 г., при написании списка Лаврентия, то необходимо было бы возводить Троицкую летопись к списку 1377 г. или к ее последующим отражениям. Но в ряде случаев Троицкая передает общий текст до 1305 г. лучше, чем список Лаврентия (в ней не было пропусков Л. за 6406—6430, 6596, 6705, 6711—6713, 6771—6791, 6795—6802 гг., она включает имена, пропущенные в Л. Л., в частности, имена деятелей XIII в.) — следовательно, она восходит не к списку 1377 г., а к своду 1305 г.

Изучение Л. еще требует ряда дальнейших исследований. Не решен вопрос о происхождении нескольких известий Л., совпадающих с новой Лаврентьевской летописью (предполагалось, что они — рязанского происхождения, но возможно, что их источником было новгородское летописание), о времени соединения владимирской и ростовской летописной традиции. Заслуживают также внимания кодикологические особенности списка 1377 г. (несколько листов в Л. явно вклеено задним числом, но это могло объясняться случайными обстоятельствами — порчей листов при переписке).

Размещено на Allbest.ru

[1] Поппэ А. А. А. Шахматов и спорные начала русского летописания //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2008. № 3 (33). С. 76–85.

[2] Конявская Е. Л. Проблема авторского самосознания в летописи // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2000. № 2. С. 65–75.

[3] Изд.: Лаврентьевская летопись, 2 изд., в. 1—3, Л., 1926—28.

[4] Комарович В. Л., Лаврентьевская летопись, в кн.: История русской литературы, т. 2, ч. 1, М. — Л., 1945; Насонов А. Н., История русского летописания XI — начала XVIII в., М., 1969, гл. 4.

[5] Обозрение русских летописных сводов XIV—XVI вв. Л., 1938 г., стр. 9

[6] Летописание XIV века. Сборник статей по русской истории, посв. С. Ф. Платонову, 1922. — Лаврентьевская летопись. Ученые записки ЛГУ, № 32, серия исторических наук, вып. 2, 1939.

[7] «Литература Рязанского княжества XIII—XIV вв.» гл.5, стр. 76.

Страницы: 1 2

Раскулачивание.
Раскулачивание, проведенное в ходе сплошной коллективизации, представляло собой один из самых трагических фактов в разыгравшейся тогда деревенской драме. В системе сталинских стереотипов оно изображалось как классический образец ликвидации эксплуататорского класса, осуществленного в ходе социалистического преобразования. Само слово «ра ...

Истоки детского движения
Истоки пионерского движения лежат в скаутинге. Скаутское движение (англ. Scouting[1]) – всемирное детское движение, занимающиеся физическим, духовным и умственным развитием молодых людей так, чтобы молодежь могла занять конструктивное место в обществе. Это достигается неформальным образованием с акцентом на практические действия на откр ...

Россия и Азия
У Руси киевского периода был на востоке и на юге грозный враг - степь, вековая арена азиатских хищников. Завоевание степи. Роль Москвы. Роль Левобережной Украйны ещё сильны, и в 1482 году хан их, Менгли-Гирей, опустошает всю Левобережную Украйну. Набеги крымцев ослабевают лишь с начала XVI века; жизнь в крае становится более безопасно ...