История » Либеральная мысль в Российской имерии во второй половине XIX века » Либеральная мысль в российской публицистики второй половины XIX века

Либеральная мысль в российской публицистики второй половины XIX века
Страница 7

Пропаганду этой широкой программы должна была взять на себя партия реформы, конечной целью которой провозглашался созыв Земского собора. Собственно, Гольцев ведет речь скорее не о партии, связанной жесткой дисциплиной, а о широком общественном движении, объединяющем широкие слои от «либеральствующих заводчиков и славянофильствующих землевладельцев до групп революционной молодежи. Единство движения образуется на почве практической деятельности: помощь жертвам полицейского произвола, подача ходатайств и адресов, работа в легальных общественных организациях и. т.д. Роль координатора усилий разных общественных групп по-видимому, должен был взять на себя журнал «Земский собор», издание которого следовало наладить за рубежом, организовав в России группы, занимающиеся его доставкой и распространением. www.transportzones.ru

Закономерно возникает вопрос каким путем автор хотел добиться поставленных целей. Гольцев демонстративно подчеркивал, что деятельность новой организации должна носить мирный характер и не выходить за рамки того, что дозволено «во всех государствах, пользующихся политической свободой». Разумеется, этот легализм условен, поскольку ни собрания, ни бесцензурные издания в России не были разрешены. Но, вне сомнения, Гольцев отвергал террор, надеждами на возрождение которого жило революционное подполье. Какая же сила в таком случае заставит царя созвать Земский собор? Ответ Гольцева звучит неожиданно: ключ от государственного механизма находится в руках царя, но сам царь вовсе не является реакционером. Фатальные обстоятельства, такие, как трагедия 1 марта, изоляция от страны, бюрократическое «средостение» между народом и престолом сделали царя заложником реакционной политики. Но при условии широкого общественного движения в поддержку реформ возможно и изменение внутриполитического курса. Конечно, надежды Гольцева сейчас кажутся наивными: к 70-м гг. реформаторский потенциал самодержавия был исчерпан. Власть вплотную подошла к тому рубежу, переступив который, самодержавие трансформировалось бы в конституционную монархию. Не будем забывать, однако, и того, что, учитывая такие исторические прецеденты, как реформы Петра Великого и Александра II, многие представители русской интеллигенции, начиная с Н.Г. Чернышевского и кончая А.Д. Градовским, отдали дань надеждам на радикальную «революцию сверху».

Полагая, что судьба будущих реформ во многом будет зависеть от окружения царя и качественного состава российской бюрократии, Гольцев видел одну из задач партии в том, чтобы обеспечить «приток свежих сил… в некоторые роды административной деятельности». В то же самое время партия должна принять меры для обеспечения поддержки реформ снизу. Гольцев развивал широкий план просвещения народа путем основания народных школ, библиотек, распространения научно-популярной литературы и т.д. Такая деятельность, во-первых, отвлечет молодежь от террора и революционной пропаганды, а во-вторых, положит начало формированию в крестьянской среде слоя граждан, сознающих свои права. По-видимому, Гольцев был далек от народнической идеализации крестьянства и, зная о том ореоле, которым было окружено в сознании простого народа имя царя, опасался, что монархические иллюзии будут использованы реакцией при выборе представителей на Земский собор. Примечательно, что, полемизируя с представителями легального народничества Г.П. Сазоновым и И.И. Каблицем, которые пассивно склонялись к признанию «народной правдой» взглядов темной крестьянской массы, Гольцев писал: «Народ не есть только одно, теперь действующее поколение. Народная правда, как совокупность существующих взглядов и мнений большинства населения не есть критерий истинного, доброго и прекрасного…. Рабское подчинение мнению «большинства» в настоящее время было бы ничем не извиняемою изменою «народу» в широком и единственно правильном смысле этого слова». Возможно, что определяя в статье принципы будущего избирательного права как «общие», Гольцев намеренно избежал формулы «всеобщее, прямое, равное и тайное» избирательное право, так как хотел сохранить известные преимущества лиц, имеющих образовательный ценз, перед темной крестьянской массой. Итак, Гольцев попытался разрешить почти неразрешимую задачу: объединить возможные реформаторские потуги власти с движением радикальной интеллигенции. Возможно, именно в этом и следует искать ключ между достаточно ясно очерченной программой социальных реформ и оставленными без внимания вопросами компетенции Земского собора, его структуры и т.д. Обещание радикальных социальных реформ обращено было в первую очередь к народнической интеллигенции и не должно было напугать самодержца, экономическая политика которого, в оценке Гольцева, носила антикапиталистическую направленность. С другой стороны, ожидая реформ «сверху», Гольцев не желал связывать руки однозначными требованиями определенных политических форм и готов был принять как законодательное, так и законосовещательное представительство [13, стр. 33–37].

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8

Цивилизация как основная типологическая единица истории.
Цивилизация . Это магическое слово завораживает, создавая в воображении образ необыкновенного сообщества, где все устроено разумно и на пользу человека. Неслучайно, так часто слышны в России призывы со страниц газет и с экрана телевизоров «вернуться в цивилизацию». Куда же, собственно, надо возвращаться? Реальная жизнь человечества и в ...

феодальный Держава Великого Могола (XVII –XVIII вв.). Реформы шаха Акбара
Основатель Могольской империи Захиреддин Мухаммед Бабур перед смертью разделил свои владения между сыновьями, оставив основную территорию в Индии старшему- Хумаюн, приказав остальным подчиняться ему. Но Хумаюн не удержал отцовской власти и даже бежал из Индии в Иран. Незадолго до этого, в 1542 г. у него родился сын Акбар. В 1556 году 13 ...

«Ворошилов в годы террора и Отечественной войны»
«Великий террор» второй половины 30-х годов с особой жестокостью обрушился на военные кадры Советского государства. Без преувеличения можно сказать, что основная и, как правило, лучшая часть руководящих кадров Красной армии и Военно-морского флота была безжалостно перебита в 1936 – 1938 годах. Эти люди погибли не на поле боя, а в подвал ...