Тобольск

В революционных условиях временное правительство сочло за лучшее, чтобы семья бывшего царя покинула дворец. Обсуждались разные варианты - в частности, Евгений Сергеевич Боткин, лейб-медик императорского двора, настаивал на Ливадии, доказывая, что в теплом климате Александра Фёдоровна могла бы чувствовать себя лучше.

Была также возможность направить царскую семью в Англию, на попечение Георга V, но тот, чувствуя себя на троне весьма непрочно, опасаясь недовольства подданных, предпочёл отказаться. Этот официальный отказ вручил Керенскому посол Великобритании Джордж Бьюкенен. В конечном итоге, выбор остановили на Тобольске - городе, удалённом равно и от Москвы и от Петербурга и достаточно богатом. По словам наставника цесаревича Пьера Жийяра: Трудно в точности определить чем руководствовался Совет Министров, решая перевести Романовых в Тобольск. Когда Керенский сообщил об этом Императору, он объяснил необходимость переезда тем, что Временное правительство решило принять самые энергичные меры против большевиков; в результате, по его словам неминуемо должны были произойти вооружённые столкновения, в которых первой жертвой стала бы царская семья… Другие же предполагали, что это решение было лишь трусливой уступкой крайним левому крылу, требовавшему изгнания Императора в Сибирь, ввиду того, что всем непрестанно мерещилось движение в армии в пользу Царя.

Практически до последнего дня дата и место, куда должны были отправиться Романовы, держались в секрете. В последние дни Романовых посетили генерал Корнилов и великий князь Михаил Александрович. С ним увидеться наедине пленникам не разрешили, все 10 минут разговора в комнате находился караул.

2 августа 1917 года поезд под флагом японской миссии Красного Креста в строжайшей тайне отбыл с запасного пути. Каждые полчаса по вагону проходил дежурный офицер в сопровождении часового, «удостоверяясь в наличии всех в нём помещённых…» Временному правительству посылались телеграммы с докладом.

Первая из них гласила: следуем благополучно, но без всякого расписания, по жезловому соглашению. Кобылинский, Макаров, Вершинин.

5 августа 1917 года специальный поезд прибыл в Тюмень. Семье следовало здесь пересесть на пароход «Русь», который должен был по реке Тоболу доставить их до места. В тот день была послана ещё одна телеграмма: Посадка на пароход совершена вполне благополучно.… Шестого вечером пребываем в Тобольск. Кобылинский Макаров, Вершинин. После прибытия, царской семье пришлось прожить на пароходе ещё семь дней, дом бывшего губернатора спешно ремонтировался и приготовлялся к их приёму. Тобольское заключение в т.н. «Доме Свободы» не было тягостным для царской семьи. Продолжалось обучение детей - им преподавали отец, мать, Пьер Жийяр, фрейлина Анастасия Гендрикова. Гуляли по саду, качались на качелях, пилили дрова, ставили домашние спектакли. Учительница императорских детей М.К. Битнер вспоминала: Она любила и умела поговорить с каждым, в особенности - с простым народом, солдатами. У неё было много общих тем с ними: дети, природа, отношение к родным… Её очень любил, прямо обожал комиссар В. С. Панкратов. К ней, вероятно, хорошо относился и Яковлев… Девочки, потом смеялись, получив от неё письмо из Екатеринбурга, в котором она, вероятно, писала им что-нибудь про Яковлева: «Маше везёт на комиссаров». Она была душою семьи.

Накануне Рождества выпало столько снега, что Пьер Жийяр предложил выстроить для детей ледяную горку. В течение нескольких дней, четыре сестры дружно таскали снег, затем Жийяр и князь В.А. Долгорукий вылили на неё тридцать вёдер воды.

На Рождество было устроено две ёлки - одна для царской семьи, вторая - в караульном помещении для прислуги и конвоиров. Узникам было разрешено посещать церковь при губернаторском доме, причём каждый раз при этом выстраивался коридор из сочувствующих.

Во время рождественского богослужения произошёл неприятный инцидент - один из священников возгласил «Многую лету» императорской семье, чем привёл в замешательство всех присутствующих. Епископ Гермоген тотчас отослал священника в Абалакский монастырь, но по городу пошли упорные слухи о готовящемся побеге царской семьи, режим содержания узников был ужесточён.

Османская империя в Х1Х в. и в начале ХХ в.. Турция в первой половине Х1Х в. Реформы турецких властей. Танзимат
Еще в начале ХУШ в. турецкие придворные круги стали подвергаться влиянию европейской моды. В Стамбул приехали французские декораторы и стали использовать в архитектуре стиль «барокко». Усилилось пристрастие султанского окружения и высших сановников к роскоши и бессмысленным тратам денег. Крупные сановники стали увлекаться разведением т ...

Пакт о ненападении и советско-германский договор «О дружбе и границе» 1939 г.
Рассматривая внешнюю политику СССР в 30-е гг. ХХ века, наибольшее внимание необходимо уделить развитию дипломатических отношений с Германией, что обосновано в первую очередь с появлением в исторической науке мнений о превентивном характере войны 1941–1945 гг. со стороны Германии. Практически одновременно с началом переговоров с Англией ...

В дни гражданской войны
Село Килеево Белебеевского кантона (Башреспублика), 130 верст от кантона г. Белебея, железная дорога – 80 верст станция Туймаза Волжско-Бугульминской дороги. Стало известно, что Белебей взяли чехословаки с белыми, и сведения были получены в с. Бакалы. Толстопузые радовались. Они моментом дали знать в деревни приказы о формировании так н ...