Отношения с Царской семьей
Страница 1

Дата первой личной встречи с императором хорошо известна − 1 ноября 1905 года Николай II записал в своем дневнике: «Пили чай с Милицей и Станой. Познакомились с человеком Божиим - Григорием из Тобольской губернии».

Определяющим в отношении Царской семьи к Распутину было то, что он исцелял царевича. Как известно, наследник царевич Алексей Николаевич страдал гемофилией. Эта болезнь передалась по материнской линии и выражалась в плохом свертывании крови. Каждый ушиб мог привести к внутреннему кровоизлиянию, каждая рана могла стать опасной для жизни.

Естественно, как любую мать, это мучает императрицу, она чувствует в этом свою вину и стремится искупить ее. Когда выяснилось, что Распутин, путем внушения, лучше справляется с проявлениями этой болезни, чем все доктора-специалисты - это создало для старца Григория совершенно особое положение. Императрица видит в нем человека, от которого, в прямом смысле этого слова, зависит жизнь ее горячо любимого сына. Кроме того, для Их Величеств Распутин был живым представителем народа, воплощением крестьянства, маленьким человеком. Их поражала его манера держать себя, которая по отношению к другому человеку считалась бы неприличной. Его деревенский говор, бесцеремонность, неуклюжесть - все это обращалось в его пользу. Его поведение было прямо противоположно манере придворных кругов, проникнутых единственной целью - произвести выгодное впечатление на Государя. На фоне их притворства, его искренность и простодушие поражали своей естественностью и были неоспоримы. Они не были «деланными», это объясняется простыми представлениями Распутина о Царе, типичными для русского крестьянина. Для него Он - источник милости и правды. Вот что пишет об этом князь Н.Д. Жевахов: «Любовь Распутина к Царю, граничащая с обожанием, была действительно непритворной, и в признании этого факта нет противоречий. Царь не мог не почувствовать этой любви, какую оценил вдвойне, потому что она исходила от того, кто являлся в Его глазах не только воплощением крестьянства, но и его духовной мощи». Он не обманывал доверие императора и постепенно «между Государем и Распутиным возникла связь на чисто религиозной почве: Государь видел в нем только «старца» и, подобно многим искренне религиозным людям, боялся нарушить эту связь малейшим недоверием к Распутину, чтобы не прогневать Бога. Эта связь все больше крепла и поддерживалась столько же убеждением в несомненной преданности Распутина, сколько, впоследствии, дурными слухами о его поведении, которым государь не верил, потому что они исходили от неверующих людей…».

После первой встречи с Распутиным Государь лишь отметил, что он «производит большое впечатление». Впоследствии он придерживался мнения, что Григорий - человек «чистой веры». Тем не менее, не так доверяя «старцу», как Александра Федоровна, Николай II поручает генералу В.Н. Дедюлину, коменданту дворца и его помощнику, подвергнуть Распутина пристрастному, но учтивому допросу. По их мнению, он мужик хитрый и фальшивый; дальнейшие отчеты секретных агентов сообщают о самозванце, лжепроповеднике, показывая, кем он является в реальной жизни. Члены Царской фамилии также пытаются открыть Государю глаза на происходящее. Он терпеливо внимает всему, но при этом не принимает никаких действий против Распутина. Что касается Императрицы, то она не верила толкам, все больше распространявшимся вокруг Распутина, так как считала их клеветой и отказывалась из-за этого лишиться человека, умевшего несколькими словами побеждать недуг ее сына. Несмотря на дальнейшие разоблачения, для Царской семьи (т.е. для Императора, императрицы и их детей) Распутин навсегда остался святым, и ничто не могло заставить их изменить это убеждение.

«Я люблю народ, крестьян. Вот Распутин действительно из народа», - говорила царица, а царь считал, что Григорий – «хороший, простой, религиозный русский человек. В минуты сомнения и душевной тревоги я люблю с ним беседовать, и после такой беседы мне всегда на душе делается легко и спокойно». Эту мысль он неоднократно повторяет в переписке и в беседах.

Царь с царицей уважительно называли Распутина «наш друг» или «Григорий», а Распутин их «Папой и Мамой», вкладывая в это смысл «отец и мать народа». Беседовали друге другом только на «ты».

Страницы: 1 2

Слово «Рутения».
«Столицей Рутении, Южной (!), - читаем мы в одной из итальянских газет,- был тысячу лет тому назад Киев. В X и XI веках Рутения представляла собой сильное государство .» Не только в X веке, но даже и в XX веке имя «Рутения» в России неизвестно; вы его не найдете - как не найдете и слова «рутен» ни в вышеприведенном словаре Даля, ни в со ...

Герб гетмана Мазепы
Дед гетмана, Михаил Мазепа, был на службе у московского царя: охранял южные границы Московского государства от набегов татар. Отец, Адам-Степан Мазепа, был одним из соратников Богдана Хмельницкого. Принимал участие в Переяславских переговорах с Московскими боярами. Не поддержал Переяславский договор и в дальнейшем принимал участие в вме ...

Московское посольство. Введение.
“Московское посольство” представляет собой соединение донесения Поссевино от 28 апреля 1582 г. генералу ордена Клаудио Аквавиве и заметок о пребывании в России спутника Поссевино — иезуита Джованни Паоло Кампани, впоследствии занимавшего должность иезуитского провинциала в Польше. Впервые это сочинение в очень небольшом числе экземпляро ...