История » Войны и революции в сознании и памяти народа » Воспоминания из жизни Красной Армии

Воспоминания из жизни Красной Армии
Страница 1

На фронтовой полосе

Сорок восьмого батальона, внус* охраны железной дороги. Наш батальон за пять лет стоял на страже революции. Была очень трудная оперативная работа Красной Армии по ликвидации бандитизма. Атаман банды – известный батько Махно**, которому принадлежала вся банда как анархисту-бандиту, которой Махно руководил как взрывать мосты и уничтожать Красную Армию. Поскольку удавалось Махно это дело, постольку страдала наша власть и весь государственный аппарат. В это время как у нас был кризис, разрушен транспорт и трудная перевозка войска и продовольствия. Вот какие препятствия ставил Махно власти, народу. В трудную минуту для нас были очень дороги как железные дороги, так и мосты. Нашему батальону пришлось поработать на фронте бандитизма, были голодные и, не имея обмундирования, работали днем и ночью, оберегали свои мосты, чтобы не взорвали ночью и не убивали нас бандиты. А таких случаев было много, у нас были жертвы. Вот нам пришлось быть начеку каждую минуту. Нашей роте пришлось биться с Махно на реке Хороле, около города Миргорода. Нас было сорок человек, у Махно было около трех тысяч. У нас был пулемет «Максим», у Махно было 56 пулеметов, 4 миномета, 8 бомбометов, одно орудие. Мы бились до тех пор, пока у солдат не стало патрон. Я сказал: «Товарищи, патроны есть у пулемета, мы не пропадем». Махно просил нас сдаться. Разве Красная Армия сдается? Я был наводчик пулемета и командир взвода. Распевали песни на их просьбы, бились до самого вечера. Махно был сердит, что неравные силы и не может победить нас, кучку Красной Армии. Для Красной Армии не было продовольствия и обмундирования, но с духом коммунизма мы вышли победителями против всех контрнегодяев. Ни один красноармеец не должен забыть свое геройство, ни один трудящийся не должен забывать заслуги Красной Армии. Да здравствует восьмая годовщина Красной Армии! Да здравствует боевой Третий Коммунистический Интернационал во всем мире в лице нашей партии!

Военкор Адриан Хрусталев 81 тердивизии***, 241 полка.

Достаточно известными страницами борьбы с крестьянскими волнениями являются «антоновщина», «роговщина» и др. Но одним из самых беспокойных районов, где после окончания гражданской войны продолжалась борьба с «бандитизмом», усугубленная голодом 1921 г., было Поволжье. Об этом рассказывается в письме красноармейца Ф.И. Четверкина, написанном в «Крестьянскую газету» 8 октября 1928 г.

«Как мы боролись с бандитами» (Рассказ из прошлого факта)

В 1921 г. в Поволжье, на границах Самарской и Уральской губерний размножились шайки бандитизма, часто делали налеты на крестьянские населения, грабили крестьян

скотиной и тем, что попадет под руку, трудно жилось крестьянам, приходилось все прятать, зарывать в землю, а на лошадях уезжать в глухие стороны степи.

Местные коммунистические организации были вооружены, из нескольких организаций создавались отряды, а также и призывали желающих граждан в отряды по борьбе с бандитизмом.

После смерти моих родителей я остался одиноким, мне было всего 17 лет, было у меня родства всего два брата, и они были в Красной Армии. Пришел я в отряд, бойцы были все за большим столом под крышей во дворе, принимали пищу, а затем готовы были ехать в наступление. «Где командир?» – спросил я. «В комнате,» – сказали мне.

На выходе из комнаты, в дверях встретились мы с командиром отряда, он был коммунист с 1905 г., волосы у него длинные, зачесаны назад, глаза его черные, в кожаном костюме, через плечи ремни, к которым прикрепленные шашка и револьвер, на широком ременном поясе висели две ручных гранаты. «Что Вам?» – спросил он меня. «Хочу ехать воевать на бандитов,» – ответил я. Он посмотрел на меня и предложил пройти в комнату.

В комнате за письменным столом сидели еще три товарища, переговорили между собой, расспросили меня, почему я такой молодой и пришел проситься в отряд. На все заданные вопросы я им ответил и довел их до сведения, что я одинокий, а братья – в Красной Армии. Через несколько минут выдали мне винтовку и патронташ с набитыми патронами в 60 штук, а затем предложили мне закусить. Только что закусили – и лошади все были запряжены в повозки, посадились мы все в повозки и быстрым ходом помчались в наступление, и нашим следом только подымалась пыль по дороге.

Страницы: 1 2 3

Историческая наука.
После 2-й мировой войны различные течения английской буржуазной историографии стали более навилироваться, сливаясь в единое направление, которое выступает против марксизма на гл. участках исторических исследований. К буржуазной историографии примыкают историки лейбористского направления, занятые преимущественно изучением английского раб ...

Конституция Никиты Муравьева
Никита Муравьев имел блестящие исторические познания. Он доказывает, что конституция должна быть монархической. Конституция Никиты Муравьева использовала опыт Западной Европы. Но она являлась плодом самостоятельного политического творчества на основе переработки западноевропейского и американского политического опыта и применения его к ...

Сен-Жерменский и Трианонский договоры.
С учетом распада Австро-Венгрии на австрийскую и венгерскую части с каждой из частей бывшей империи страны Антанты стали урегулировать отношения порознь. Сен-Жерменский договор с Австрией был подписан 10 сентября 1919 г. в г. Сен-Жермен-ан-Ло под Парижем. В договоре констатировался распад бывшей монархии Габсбургов на Австрию, Венгрию, ...