Введение

Крепостнический строй, вступивший в стадию своего разложения, стал восприниматься мыслящей частью русского общества как основная причина бедствий страны, её отсталости, которая всё более унижала патриотические чувства духовной элиты. Её ликвидация осознавалась передовыми русскими дворянами как самая насущная задача, открывающая стране дорогу к прогрессу.

Война тысяча восемьсот двенадцатого года продемонстрировала огромные потенциальные возможности России, патриотизм, моральные достоинства народа, крестьянства. В ходе походов русские дворяне – офицеры ближе познакомились со своими солдатами, были поражены уровнем жизни простых людей в Европе. Вот почему, возвратившись, они так болезненно стали воспринимать нищету и бесправие собственных крестьян, которые спасли страну от иноземного тирана, но которых «продолжали тиранить господа». Таким образом, с одной стороны, желание помочь народу, победившему лучшую в мире французскую армию, а с другой – предотвратить возможность повторения «пугачёвщины», угрожающей «островкам» европейской цивилизации в России, толкали часть дворян к активным действиям. Неслучайно декабристы назвали себя «детьми тысяча восемьсот двенадцатого года».

Внешняя политика Петра I до 1700 г. и начало Северной войны (Нарва). Приход к власти и Азовские походы
В результате длительной борьбы между Россией и Польшей в 50-60-х годах XVII века России по Андрусовскому перемирию 1667 года удалось вернуть Смоленск и овладеть левобережной Украиной; Киев так же перешел к России. Андрусовское перемирие было дополнено в том же году, так называемым, Московским союзным постановлением. Это был перелом в о ...

"Джон Гальяно: Москва, Питер, Токио"
Перед показом своей новой коллекции от кутюр Джон Гальяно посетил Санкт-Петербург, Москву, а также съездил в Японию. Из своего путешествия Гальяно почерпнул так много новых идей, что коллекция получилась довольно большой. "В конце концов", - сказал Гальяно за кулисами, - "это все - мое сумасшествие". Да это так, но в ...

Пожар Кулаков
Пламям объяты, горят Кулаки. От подлой негодной поляцкой руки. Жители мнутся, не зная, где дется. А ляхи смеются весело, «здется»*. Бедные люди боятся тушить. Ходит комендант и громко кричит: «Отстеньпце, мужики, не волно ходзиц»**. А сам как с музыкой с конца в ночи ходит. Вдруг показались великие пики. Видят поляки: летят большевики. ...