История » Япония в конце нового времени. Революция Мэйдзи » Падение сёгуната и революция Мэйдзи. Кризис сёгуната и гражданская война

Падение сёгуната и революция Мэйдзи. Кризис сёгуната и гражданская война
Страница 3

Еще в середине XVII веке образованные самураи из числа тодзама-даймё, политически и экономически притесняемых деятельностью дома Токугава, объединились с целью доказать "историческими" аргументами неправомерность существования сёгунского режима. В 1660 году один из образованных представителей феодального дома Мито — Мицукуни, создавший "историческую школу Мито", вместе со своими учениками и коллегами завершил составление "Дайнихонси" — огромного собрания древних мифов, легендарных и полулегендарных сведений, исторических хроник. www.tracetransport.ru

Публикация разнообразных древних историко-литературных памятников должна была "документально" подтвердить древность и непрерывность в веках существования императорской династии, подлинность ее прав на управление страной и, таким образом, обнажить и подчеркнуть узурпаторскую роль сёгуната.

Идеи школы Мито продолжала так называемая национальная школа кокугаку.

Публикациями древних документов, исследованиями и комментариями к "Кодзики", "Манъёсю", "Нихонсёки", "Гэндзимоноготари", к обрядовым песням кагура и молитвам норито, которые имели противокитайскую направленность, ученые этой школы стремились показать значительность и весомость национального наследия, глубину японской классической культуры. Об огромном объеме работы, проделанной кокугакуся свидетельствуют труды только одного Мотоори Норинага — он оставил 263 тома завершенных работ, а также огромное количество эссе, дневников и разных записей [14, с. 151].

Историческая концепция кокугаку исходила из "подлинности" мифологической эры как начала японской истории, а также "божественного" сотворения Японских островов и особого "божественного" происхождения японского императора и всей японской нации. Наиболее ясно эта идея была развита в работах Хирата Ацутанэ – "Наша земля – родина богов, и все мы произошли от них". "Уникальность" власти японского императора одновременно является поводом для кокугакуся продемонстрировать специфику и неповторимость "японского пути". В Китае "обыкновенный человек случайно становится царём, и царь вдруг превращается в обыкновенного человека…" [14, с. 151]. В Японии, "пока существует земля и небо, пока светит луна и солнце, на протяжении бесчисленного количества тысяч поколений, он вечен, державный правитель".

Признание истинности "японского пути" в противовес китайскому, законности и почитания императора "сонно" в противовес узурпаторской позиции сёгуна стало главной линией дворянско-буржуазной идеологии в первой половине XIX века, подготовившей борьбу накануне событий 1867-1868 годов.

В атмосферу социального кризиса дополнительный "горючий" материал внесла усилившаяся борьба в феодальном лагере. Могущественные князья-тодзама объединились против дома Токугава. Их княжества на юго-западе страны (Сацума, Тёсю, Тоса, Хидзэн), значительно удаленные от Эдо, обладали экономической и военной самостоятельностью. Знаменем антитокугавской коалиции стал император и его окружение. Выдвинув задачу восстановления "законной" императорской власти, князья-тодзама выступали, таким образом, против узурпатора — сёгуна [14, с. 152]. Однако антисёгунская направленность коалиции складывалась постепенно.

Отход значительной части феодалов от поддержки токугавского режима определялся также неудачами во внутренней политике сёгуната, опиравшейся на систему регламентаций, и фактическим крушением политики изоляции. "Закрытие" страны консервировало наиболее застойные формы феодальных отношений и привело к отставанию Японии от европейских стран, но не могло прекратить развитие производительных сил, товарно-денежных отношений, хотя в известной мере и затормозило этот процесс. В условиях внутреннего кризиса всей феодальной системы токугавского сёгуната участились попытки визитов европейских и американских военных кораблей к японским берегам. В 1825 году бакуфу еще продолжало рассылать старые предписания обстреливать иностранные суда в случае их приближения к японским берегам, но уже в 1842 году был издан указ с требованием снабжать прибывающие в японские порты иностранные суда водой и продовольствием и лишь потом требовать их ухода.

Также одной из причин, которая подрывала власть токугавского сёгуната, была гражданская война в 1863 – 1867 годах.

Действия оппозиционных сил включали теперь выступления горожан, представителей разнообразных слоев складывающейся буржуазии, ронинов, крупных боевых отрядов самурайства, которые боролись не только против бакуфу, но и против верхушки феодальных княжеств.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Белорусы.
Среди славянских племен, упоминаемых на первых страницах Несторовой летописи, значатся племена кривичей и дреговичей. Оба племени указывают на характер местности, в которой поселились эти племена (Дрегва - топь, трясина /Даль; см. слово «Дрожать»/; то же значение имеет литовское kirba, откуда, вероятно, и произошло название кривичей /Со ...

Великороссы, малороссы и белорусы.
Мы видели, что до нашествия татар на всем пространстве тогдашней России действовала и господствовала единая народность - русская. Но мы видели также, что лет сто после этого нашествия, с XIV века, встречается (для Галиции) официальное название «Малая Россия», название, от которого со временем произойдет наименование части нашего южного ...

Подъем потребностей государя и государства.
С низвержением татарского ига значительная часть материальных ресурсов, которая прежде уходила в Орду, стала оставаться в стране и поступила в распоряжение Московского государя и его ближайших слуг. Средства Московского государя и независимо от этого выросли от приобретения новых территорий, из которых некоторые обладали крупными естес ...