История » История сарматского мира

История сарматского мира
Страница 9

Что касается хронологических рамок раннего периода (III—I вв. до н.э.), то они соответствуют определенному историческому периоду в жизни сарматских племен, обитавших не только в Предкавказье, но и на других территориях, что подтверждается археологическими материалами — именно с I в. н.э. распространяется новый археологический комплекс, связанный с значительными изменениями, произошедшими как в погребальном обряде, так и в материальной культуре. Все эти изменения вызваны появлением на исторической арене аланского племенного союза.

Говорить об особенностях материальной культуры сарматов Предкавказья в первых веках нашей эры сложно из-за почти полного отсутствия погребальных памятников, связываемых с кочевниками-аланами. Однако это не может означать того, что аланы были непричастны к судьбам северокавказских племен либо были как-то обособлены от [13] них. Наоборот, как и прежде, сарматские племена находились в сфере влияния культуры населения Северного Кавказа. Об этом свидетельствуют материалы позднесарматских курганов, открытых на территории Калмыкии. Найденная в них керамика имеет северокавказское производство — подобные сосуды характерны для памятников Дагестана и терско-сунженского междуречья. Дагестанское производство имеют и некоторые другие изделия (например, бронзовые пряжки-сюльгамы и пряжки с зооморфными концами). Таким образом, сарматские племена, обитавшие даже на столь отдаленной от предгорных районов, заселенных оседлыми племенами, территории, находились в сфере влияния их культуры.

В заключение следует остановиться еще на одном вопросе. Среди памятников кочевого населения первых веков нашей эры, обнаруженных в степях Предкавказья, можно выделить две группы, характеризующиеся близким по составу инвентарем, в частности, керамикой северокавказского производства. Однако обе эти группы памятников можно связать с разными по этническому составу группами населения. Первая группа — это отмеченные выше погребения Калмыкии, среди которых господствовали подбойные могилы; их можно связать с позднесарматской культурой кочевников-алан. Эти памятники датируются II—III вв. н.э., погребений IV в. на этой территории среди них нет.

Вторая группа состояла из подкурганных катакомб. Обширные курганные могильники с катакомбным обрядом погребения были распространены в III—IV вв. н.э. на правом берегу Среднего Терека, в низовьях Сунжи, в районе Владикавказа и Беслана. В подавляющем большинстве своем эти могильники связаны с оседлым населением Затеречья, у которого погребения в курганах сочетались с грунтовыми катакомбными могильниками. Лишь на Среднем Тереке подобные погребальные памятники представлены только курганами, грунтовые катакомбные могильники здесь пока не найдены. Археологические материалы позволяют говорить о возможном расселении некоторых групп обитавшего здесь населения, поскольку подобные памятники (подкурганные катакомбы), достаточно разрозненные, открыты на Ставрополье (Веселая Роща) и в более северных районах (включая Нижний Дон). Памятники этой группы датируются второй половиной III—IV вв. н.э., то есть какое-то время они сосуществуют с памятниками первой группы (подбойными могилами позднесарматской культуры), однако представляется, что оставившее их население различается по своему этническому составу. Первую группу памятников оставили кочевники-сарматы, входившие в аланский племенной союз. Вторую — передвинувшиеся к северу с Кавказа группы ираноязычного населения, которые, по-видимому, можно связать с ранними аланами Северного [14] Кавказа. В этническом плане они значительно отличались от кочевых аланских племен, поскольку включали в свой состав и определенные группировки местного населения Северного Кавказа. Отнесение подкурганных катакомб Ставрополья и Нижнего Дона к кругу памятников позднесарматской культуры представляется проблематичным.

Известно, что степные районы правобережья р.Кубани входят в число археологически наиболее полно исследованных территорий. Раскопанные здесь сотни курганов дали обширный материал для обобщений, в результате которых был сформирован устойчивый облик культуры сарматских племен Приазовья.

Вычленяются четыре периода пребывания савроматов и сарматов в междуречье Курджипса, Белой и Кубани.

Первый период: IV — нач. III вв. до н.э. К нему относятся 24 подкурганных впускных погребения в прямоугольных ямах. Костяки вытянуты на спине, ориентировка западная. Инвентарь — личные украшения, оружие (иногда намеренно деформированное); керамика и жертвенная пища, обычно расположенные в ногах. Датировку определяют меотская керамика и амфоры. Мы считаем возможным ввести в эту группу и основное погребение Курджипского кургана. В пользу его савромато-сарматской принадлежности говорят обряд (курган с каменной конструкцией, деревянная гробница с дромосом на древнем горизонте, восточная и западная ориентировка погребенных), мечи с серповидными навершиями и утраченными брусковидными либо дуговидными перекрестиями, гривна, близкая прохоровской (Галанина Л.К., 1980). Таким образом, ближайшие его аналоги происходят из степей Приуралья. остальные же комплексы этого периода ближе синхронным им подкурганным погребениям Задонья и Прикубанья.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Развитие села Надеждинское в 50е-80е годы XX века
После войны село стало частью большого Надеждинского совхоза, куда так же вошли села – Дубовое, Казанка и Найфельд. В селе Дубовое разместили центральную усадьбу совхоза. Возглавил укрупненное хозяйство кавалер трех орденов славы Владимир Израйльевич Пеллер. Село снова начало строиться, сюда приехали новые переселенцы с Украины – семьи ...

Воспоминания из жизни Красной Армии
На фронтовой полосе Сорок восьмого батальона, внус* охраны железной дороги. Наш батальон за пять лет стоял на страже революции. Была очень трудная оперативная работа Красной Армии по ликвидации бандитизма. Атаман банды – известный батько Махно**, которому принадлежала вся банда как анархисту-бандиту, которой Махно руководил как взрыват ...

Космодемьянская Зоя Анатольевна "Её звали Таня"
Очень трудно разбираться в героических поступках. Не покидает ощущение, что своим невольным вмешательством ты бросаешь легкую тень недоверия и подозрения. Пытаясь осмыслить чужие подвиги, ты невольно ставишь себя на место героя и задаешься одним вопросом - а ты смог бы повторить такое? Еще труднее анализировать чужой поступок, если вооб ...