Заключение
Страница 3

Тогда либералы еще не понимали со всей ясностью закономерность, неизбежность вступления в силу этой роковой цепочки связей. Такое понимание и формулирование проблемы пришли позднее. Пока же они ощущали ее как бы «кожей», на эмпирическом уровне. Примеры подобного развития событий либералы могли почерпнуть из опыта, как Французской революции, так и отечественных крестьянских бунтов. И в том, и в другом случае разгулявшаяся народная стихия оказывалась страшнее, чем самая деспотическая власть. Единственной силой, способной не допустить торжество этой стихии, с точки зрения либералов, является государство. Потому-то Чичерин и рассматривал государство, с одной стороны, как реформирующее начало, а с другой – как начало охранительное (за что получил от радикалов обвинения в «профессорско-лакейском глубокомыслии» и апологетике монархии).

А между тем, как мы теперь знаем, опасения либералов отнюдь не были напрасными. Их «боязнь народа», над которой так любили издеваться Ленин и его единомышленники, были продиктована отнюдь не беспокойством за собственное благополучие. Она порождалась страхом за судьбу национальной культуры, тех прогрессивных начал, которые прививались к ней с таким трудом и еще не пустили глубоких корней [21, стр. 119].

Как уже было отмечено, консервативный либерализм – это синтез либерализма и консерватизма со значительным преобладанием элементов первого. Но насколько был жизнеспособен в длительной исторической перспективе этот идеологический «гибрид»? По нашему мнению применительно к России консервативный либерализм был обречён на трансформацию в классический. Для доказательства этой мысли рассмотрим два варианта развития событий, реализованный и нереализованный. Предположим, власть настойчиво начинает проводить либеральную линию. Это могло произойти, например, если бы к власти пришёл бы не Александр III, а умерший первенец Александра II Николай, которого воспитывала либеральная профессура. Что же тогда? Следование либеральным рецептам могло бы привести к тому, что без особого шума в стране de facto установился бы новый порядок, при котором еще некоторое время продолжали бы существовать формы прежней системы, но наполненные уже совершенно иным содержанием. Произошла бы мирная и сравнительно быстрая эволюция системы. В частном письме (1862) Кавелин достаточно прямо писал об этом Герцену: «Крепко и здорово устроенный суд, да свобода печати, да передача всего, что прямо не затрагивает единства государства, в управление местным жителям, – вот на очереди три вопроса. Ими бы следовало заниматься вместо игры в конституцию. За разрешением их конституция пришла бы сама собою, как необходимое последствие dans une couple d'annes» [21, стр. 117]. Последовательное воплощение либеральной программы в действительность должно было размыть самую основу существующего порядка, в корне изменить принципы взаимоотношений в российском обществе. Конечно, для того чтобы либеральные преобразования в полной мере принесли плоды, должно было смениться не одно поколение. Но в перспективе этот путь вел к изменению самого культурного генотипа, поскольку менялись его главные компоненты: в общественной морали различные модификации традиционализма постепенно должны были уступить место этике индивидуализма, стал бы вырабатываться новый тип политической культуры, в котором развивались бы иные, не деспотические, а либеральные стереотипы политического поведения, наконец, модернизировалась бы шкала социальных ценностей и тем самым изменения коснулись бы социально-психологической основы жизни народа – его национального характера [21, стр. 124]. И тогда конституция становилась бы поистине необратимой, так как российское общество захотело бы получить гарантии своих столь ценимых свобод, а эти гарантии может дать только разделение властей и конституция. Власть была бы вынуждена даровать конституцию или была бы свергнута. А если бы и не была бы, то вызвала бы в жизнь непримиримую оппозицию либерального толка. Естественно, уже никому не будет нужен либерализм, который не против сохранить монархию, он просто будет вытеснен классическим либерализмом.

Теперь рассмотрим второй вариант, который как раз и был реализован – власть не выполняет либеральные требования, не идёт на реформы, по прежнему нарушает фундаментальные права человека, пытается законсервировать ситуацию и не допустить общественных деятелей в политику. В этом случае консервативный либерализм также оказывается обречён. Действительно, по мысли либеральных консерваторов монархию нужно было сохранять во имя либеральных реформ, а если власть не использует свой реформаторский потенциал, не меняется к лучшему в плане соблюдения прав человека, то зачем нужна такая власть? Другая причина поддержки монархии со стороны либеральных консерваторов, заключалась в том, что они не видели готовность широкого российского общества к представительному правлению. Но общество не стояло на месте, оно менялось быстрее, чем власть, с каждым десятилетием становилось больше образованных людей, земские деятели стали морально готовыми взять часть ответственности за страну, развивались рыночные отношения, а вместе с ними утрачивало свои позиции дворянство. Общество становилось готовым к тому, чтобы выбирать своих представителей, конечно не равными и прямыми выборами, а с образовательным и имущественным цензом, но власть не желала никаких выборов. Но, если ты считаешь своим идеалом конституционное представительное правление, а именно так считали консервативные либералы, то рано или поздно приходится произносить слово «борьба». И оно было произнесено. Радикализация либерализма стала неизбежной, а вместе с этим и конец всего консервативного, что в нём было.

Страницы: 1 2 3 4

Экспедиция Ермака и присоединение Сибири
1 сентября 1581 года дружина Ермака выступила в поход. Маршрут похода довольно точно прослеживается историками. Сначала он плыл по реке Каме, потом вверх по реке Чусовой. Сильное встречное течение очень замедляло движение стругов. Затем их путь пролегал по реке Серебрянке к Тагильским перевалам, где было удобнее перебраться через " ...

“Диктатура сердца” М. Т. Лорис-Меликова.
К 1880 г. обста­новка в стране настолько переменилась, что П. А. Валуев вспомнил свой проект общегосударственного земского собрания. Подобные же мысли стал высказывать великий князь Константин Николае­вич. В январе 1880 г. Александр II обсуждал эти вопросы в узком кругу избранных лиц. Наследник престола великий князь Александр Александр ...

Внешнее и внутреннее положение Делийского султаната в период его расцвета
Как уже было сказано, после падения империи Гуптов Северная Индия распалась на множество мелких княжеств. В конце VI в. на севере долины реки Ждамны начало усиливаться княжество, именуемо по его столице Стханешваров (Тханесар). Стханешварскому князю Харше удалось после многих лет войны объединить под своей властью почти всю территорию ...