История » Развитие отечествонной историографии в 40-х - первой половине 50-х гг.

Развитие отечествонной историографии в 40-х - первой половине 50-х гг.
Страница 6

В литературе по истории аграрного строя России периода империализма во второй половине 40-х - середине 50-х гг. преобладали исследования экономистов (Е.Н. Кочетовская, Л.И. Любошиц, Е.С. Карнаухова), которые исходили из положения о полной победе капитализма в сельском хозяйстве России в последнем десятилетии XIX в. Работы историков, как правило, были посвящены регионам страны (О.А. Ваганов, А.Б. Турсунбаев - Казахстан; В.В. Покшишевский, Н.Е. Рогозин - Сибирь; А.Г. Зима - Киргизия). Среди них следуй выделить лишь работу А.В. Шапкарина о столыпинской аграрной реформе (1954 г). При этом наметился новый подход к изучению преобразований. С одной стороны, исследовалось хозяйственное положение не выделявшихся на хутора и отруба крестьян, с другой - стали обобщаться данные по регионам, в которые направлялись основные потоки переселенцев из Европейской России, а в связи с этим анализировались последствия процесса колонизации.

Особым направлением отечественной историографии второй половины 40-х - середины 50-х гг. было изучение истории революционного движения. В этот период произошел окончательна отход от плехановской трактовки освободительного движения с ее абсолютизацией западноевропейского влияния на русскую общественную мысль. Однако возник иной перекос - общественная мысль России стала рассматриваться изолировано, и в результате переоценивалась степень ее зрелости. С достаточной яркостью эти черты проявлялись в дискуссии вокруг наследия А.Н. Радищева, начавшейся в 1949 г. в связи с 200-летием со дня рождения. В ходе ее были высказаны две точки зрения:

1) А.Н. Радищев характеризовался как последовательный демократ, мыслитель, стоявший выше наиболее радикальных французских просветителей (Г.П. Макагоненко, М.А. Горбунов, В.С. Покровский);

2) А.Н. Радищев рассматривался как дворянский революционер с определенной степенью ограниченности мировоззрения (М.В. Нечкина, В.Н. Орлов, П.Ф. Никандров).

При всей несхожести мнений у них было одно общее, характерное - подход к наследию А.Н. Радищева вне связи с общеевропейским историческим процессом.

Существенный шаг вперед был сделан в изучении движения декабристов, в разработке проблем которого приняли участие Н.М. Дружинин, Б.Е. Сыроечковский, С.М. Файерштейн, М.Г. Гусаков, П.Ф. Никандров и др. Наиболее значительные исследования принадлежали М.В. Нечкиной. Их своеобразным итогом была вышедшая в 1955 г. монография "Движение декабристов". В ней декабризм рассматривался в целом, как единое по своей классовой основе и идейной направленности движение.

Отход от плехановских оценок стимулировал разработку темы о В.Г. Белинском, центральной для понимания идейных процессов 30 - 40-х гг. XIX в. Несомненным вкладом в изучение данных проблем явились работы В.С. Нечаевой и М.Я. Полякова Следом за изучением наследия В.Г. Белинского вышла целая серия книг о его преемниках в освободительном движении. Увидели свет книги Я.Е. Эльсберга о А.И. Герцене (1948 г),

3.П. Базилевой о "Колоколе" (1949 г), В.Я. Зевина о политических взглядах и программе Н.Г. Чернышевского (1953 г), Ф.М. Бурлацкого о политических и правовых взглядах Н.А. Добролюбова (1954 г), В.Р. Лейкиной-Свирской о петрашевцах (1956 г) и др.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Правление Лжедмитрия I (1605 - 1606 гг.).
Через несколько месяцев после кончины Б. Годунова самозванец торжественно въехал в Москву. Москва колокольным звоном встречала, как она считала, сына Ивана Грозного - царевича Димитрия. Димитрий был венчан на престол и стал новым царём. Новый царь сразу же принялся за дела правления. И такого царя Москва ещё не знала. Под страхом смерт ...

Формирование спартанского полиса
Процесс становления Спартанского государства занимает длительный исторический период - практически всю греческую архаику (конец IX - конец VI вв. до н. э.), являя собой яркий пример того, какими путями могло идти формирование греческого города-государства под непрерывным воздействием военного фактора. Изначально таким фактором оказалос ...

Босния и Герцеговина в составе Османской Турции (конец XVIII в. — 1878 г.).
В первые десятилетия XIX в. власть султанского правительства настолько ослабла, что фактически Босния и Герцеговина существовала как административно-политическая автономия, хотя и не оформленная юридически. Реформы, которые пытался проводить Селим III, вызывали активное сопротивление. Местные феодалы, в подавляющем своем большинстве мус ...